Поскольку я сама проходила подобные испытания, и даже в неизмеримое количество раз больше, чем описанный малыш, то эта тема меня не оставляет равнодушной. И я посчитала нужным перевести эту статью с английского – во благо всех тех детей, чьи родители смогут предотвратить или смягчить последствия медицинской травмы.
Мне понравились советы доктора Лоры, я считаю их очень терапевтичными и верю, что если мама, малыш которой будет проходит через подобное, примет их к сведению и воплотит – это в значительной степени поможет ребенку в будущем чувствовать себя безопасно и уверенно, в мире – с людьми и с собой.
Пусть пойдет на пользу!
Юлия Ишханян (переводчик, психолог)
 

Письмо мамы малыша, пережившего повторяющееся медицинское вмешательство, и ответ д-ра Лоры Маркхам, с сайта ahaparenting.com

Медицинская травма фотоВ последнее время мой малыш пережил тяжелое время, которое включало как острую болезнь, так и пребывание в больнице, и я считаю, что он в результате страдает от ПТСР, но я не уверена. Я надеюсь, что вы можете помочь мне понять, с чем он имеет дело эмоционально, и как помочь ему пройти через это мягко.
Примерно в течение 10 дней его лихорадило с температурой более 40 градусов и рвотой (с короткой 2-дневной передышкой, в течение которой его тело, по-видимому, временно побеждало болезнь, но не окончательно). В течение этого периода мы трижды посещали педиатра (что он ненавидел), и хотя они взяли анализ мочи и крови, они сказали нам, что у него вирус, и он в конечном итоге исцелится сам по себе. Короче говоря, мы отправили анализ мочи и результаты развернутого анализа крови членам семьи, которые являются врачами, и они заверили нас, что они не вирусные, а бактериальные и отправили нас в отделение неотложной помощи, где было обнаружено, что у него была тяжелая инфекция мочевыводящих путей, которая перешла в острую почечную инфекцию, так как она не была диагностирована.
В процессе диагностики инфекции в отделении неотложной помощи мой ребенок (которому 21 месяц), который болел и, очевидно, испытывал боль более недели, прошел через множество заборов крови (некоторые были сделаны не очень умело), ему ставили катетер для анализа мочи, измеряли температуру ректально много раз, и несколько раз медсестра промахивалась, так что у него на анусе было несколько небольших порезов и кровотечение, ему вставляли венозный катетер, и он прошел, вероятно, безболезненную, но, тем не менее, травматичную процедуру УЗИ почек – все это будучи больным с высокой температурой. В течение всего процесса, и особенно когда мне приходилось помогать, удерживать его, пока они брали кровь и вставляли катетер, он продолжал плакать и умолять: «Нет, нет, мама, нет!» вновь и вновь. Это было действительно душераздирающе.
В течение следующих двух дней после того, как его поместили в больницу, он был абсолютно напуган, когда кто-то, кого он не знал, входил в комнату (что было очень часто, потому что тяжелых пациентов проверяли часто). Я никогда не отлучалась от него, кроме как в туалет, когда он спал, и он соглашался находиться только у меня на руках.
Сейчас мы уже дома около двух недель. Он обычным образом взаимодействует со своими братьями, сестрами и папой, а также с несколькими другими знакомыми взрослыми и детьми, но он не хочет находиться в незнакомых местах или вокруг даже незнакомых людей, даже если я держу его все время. Он впадает в панику и начинает говорить: «Нет, мама, нет!» еще раз. У него также есть проблемы со сном по ночам, хотя он спит в постели со мной – он просыпается в панике и иногда отказывается кушать или снова спать. Одна вещь, которую он часто просит, – это «выйти на улицу», и это же он также часто просил в больнице; как будто «на улицу» для него означает побег.
Я не знаю, что мне делать, чтобы помочь моему дорогому малышу. Я думала о том, чтобы отвести его к детскому психологу, но его страх перед «людьми медицины» и незнакомцами, похоже, исключает это. Я пытаюсь обеспечить ему больше времени со мной (я сижу дома с ним, поэтому я почти всегда с ним) и проявляю еще больше любви, чем обычно, но я не знаю, что еще поможет. Я не хочу, чтобы его плохой опыт травмировал его на всю жизнь. Он всегда был таким милым, любящим, спокойным ребенком. Мне ужасно видеть его в страхе и панике. У вас есть предложения относительно того, что могут сделать мой муж и другие двое детей, чтобы помочь его эмоциональному исцелению?

ОТВЕТ Д-ра Лоры:

Какой травмирующий опыт для всех вас! Слава Богу, вам удалось получить помощь, необходимую для физического исцеления ребенка. Но, как вы чувствуете, он теперь нуждается в такой помощи, которая исцелит его психологически.
Будем ли мы диагностировать это как фактический ПТСР или нет, нет сомнений в том, что ваш малыш подвергся повторяющейся физической травме. Не имеет значения, что это было сделано, чтобы спасти его жизнь. По его мнению, люди постоянно, непредсказуемо, причиняли ему боль, в то время как он боролся, чтобы «убежать», чтобы остаться в живых. Ваше присутствие, должно быть, глубоко успокаивало его, но его все равно должно было смутить то, что даже его всемогущая мама не могла спасти его от этих переживаний или не позволить им произойти, или даже иногда мама принимала в них участие, помогала производить мучения.
Поэтому, да, ему нужна помощь, чтобы исцелиться. Ему нужно принять эти неприятные, висцеральные воспоминания и осмыслить их. Прямо сейчас он пришел к выводу, что мир – опасное место, что он может находиться в плену у мира и испытывать боль, что незнакомые люди могут случайно напасть на него. Ему нужно интегрировать этот опыт в свое понимание, в процессе чего он сделает другой вывод: это было уникальное, специфическое событие, которое закончилось и осталось в прошлом, и что он в безопасности в мире.
1. Помогите ему начать показывать вам, что с ним случилось, и переработать это через игру. Купите медицинский комплект и начните играть во врача. Возьмите плюшевого медведя и сделайте ему уколы, возьмите кровь. Надеюсь, ваш малыш будет заинтересован. Пусть он сделает вам уколы и возьмет вашу кровь. У всех нас есть компульсивное стремление сделать другим то, что было сделано нам. Это помогает нам перерабатывать опыт с другой точки зрения. Пусть он станет могущественным врачом вместо бессильного ребенка. Если вы можете вздохнуть и испугаться – в достаточной степени, чтобы заставить его хихикать, но в недостаточной, чтобы напугать его или заставить его почувствовать, что он на самом деле причиняет вам боль, – вы поможете ему хихикать и выпустить напряжение в этом вопросе. Чем больше он смеется, тем лучше. Смех действительно исцеляет. Это снимает те же тревоги, что и плач.
2. Помогите ему понять, что произошло. Сделайте книгу под названием «Прощай, больница: ______ (имя) выздоравливает», распечатав фотографии с надписями на бумаге. Сшейте их 3-мя связующими кольцами, или вы можете заламинировать книгу, если хотите. Надеюсь, книга станет ему очень полезной в понимании своего опыта, и он будет часто чувствовать потребность ее читать.
Начните с фотографий своей семьи, включая его, счастливого. Затем покажите фотографию его не очень счастливого и скажите: «Однажды _____ почувствовал себя очень больным, он спал, плакал и кушал». Используйте соответствующие фотографии по всей книге, которые он узнает и поймет. Расскажите историю небольшими надписями под фотографиями, что-то вроде этого:
«_____ пришел к врачу, но никто не мог понять, что случилось. Ему стало жарко и грустно, а его тело болело. Наконец мама и папа отвезли _____ в больницу. ______ не понравилась больница. Медсестрам пришлось использовать иглы, чтобы взять некоторые анализы крови, и делать ему уколы. Иногда это было больно! Мама оставалась с _______ все дни и ночи». Не забудьте подчеркнуть этот момент, когда вы показываете фотографию.
«_______ чувствовал себя так плохо, у него был специальный катетер, чтобы ему стало лучше, но катетер повредил ему руку. Все его тело болело! Он испугался! Он хотел уйти, выйти на улицу, чтобы сказать «Прощай, больница!». Просил каждый день выходить на улицу. Врачи и медсестры много работали, чтобы помочь ______ вылечиться. Но иногда это было больно. Ой!
Тело _________ было сильным, и лекарство помогло его телу исцелить себя. Его тело стало сильнее. Он поправлялся. Он мог выйти на улицу! До свидания, больница!
Мама и папа взяли _____ домой к _____ (братья и сестры). Он был так счастлив быть дома. Каждый день его тело становилось сильнее, и ему стало лучше. Иногда он все еще пугался, но мама сказала: «Все в порядке. Ты в безопасности. Твое тело сильное. Тебе все лучше. Ты дома со своей семьей! До свидания, больница!»
Читайте сыну эту книгу так часто, как он того захочет. Цель состоит в том, чтобы помочь ему выразить то, что произошло, и начать прикладывать к этому опыту слова. Чем больше он способен интеллектуально обрабатывать случившееся, тем больше он может оставить его за собой, а не дать случившемуся преследовать себя. Вы рассказываете ему историю о том, что произошло, и вы будете продолжать читать ее время от времени, чтобы она стала частью его детства, история о маленьком парне, который успешно одержал победу над невзгодами, и выздоравливал, и сказал «прощай!», и чтобы не было того, что он чувствует теперь, что он был бессильной жертвой, которая удерживалась в плену и подвергалась пыткам.
Если он плачет, это потому, что книга помогла ему войти в контакт с болью и страхом, который он все еще носит с собой, потому что он не мог обработать это во время травмы. Прекратите читать и обнимите его. Скажите: «Я здесь, ты в безопасности, теперь можешь плакать». Он не сможет выразить много слов, но у него есть много, чтобы рассказать вам об этом опыте. Он просто нуждается в вас, чтобы вы были свидетелем, слушали его, даже когда у него нет слов для выражения боли и страха. Он может вспотеть и покраснеть лицом, а также бороться или корчиться в ваших объятиях, что является его способом позволить страху подняться на поверхность. Просто продолжайте убеждать его, что теперь он в безопасности. Скажите ему, что с вами он будет в безопасности, чтобы вы никому не позволите причинить ему вреда.
3. Когда его страх поднимется на поверхность, помогите ему переработать его. В больнице ваш сын был поражен ужасом. Он несет это с собой, так что, когда он находится в незнакомых местах или вокруг даже незнакомых людей, он боится, что он в опасности. На данный момент минимизируйте эти впечатления, чтобы помочь ему восстановить доверие к вам и вселенной. Но вам нужно помочь ему с этими страхами, чтобы они в итоге не сузили его мир. Когда он впадает в панику и начинает говорить: «Нет, мама, нет!» используйте это как возможность помочь ему противостоять его страху. Удалитесь достаточно (от незнакомого человека или места), чтобы он не был в панике, но оставался достаточно близко к источнику его расстроенного состояния, чтобы он все еще находился в контакте со своим страхом. (Например, встаньте в дверной проем между внутренним и наружным пространством.) Посмотрите ему в глаза и пригласите его рассказать вам о своих чувствах: «Ты испугался, верно?» Обнимайте его, дайте ему плакать и успокоить его, что теперь он в безопасности. Пусть он знает, что вы понимаете, говоря: «Ты говоришь « Нет, мама», потому что ты боишься. Я буду держать тебя в безопасности, все в порядке. Ты в безопасности на моих руках. Теперь ты в безопасности. Я не позволю тебе причинить тебе боль.
Когда он просыпается в панике, он, вероятно, видит сон о больнице. Постарайтесь сделать то же самое, что и в течение дня. Другими словами, помогите ему заплакать. Это лучше для него, чем если вы будете его укачивать, и он подавит свои чувства. После того как он проживет свое расстройство, он либо заснет, либо успокоится.
Когда он просит «выйти на улицу», он говорит вам, что он помнит это ужасное чувство, как он был в ловушке в том месте, где незнакомые люди время от времени причиняли ему боль. Слушайте и сопереживайте, даже если у него нет слов, чтобы сказать вам: «Когда ты был в больнице, ты хотел выйти на улицу, тебе больно, и ты боишься». В это время он тоже может плакать. Или он может просто согласиться, или взять медицинский набор, чтобы сделать вам укол.
4. Пусть у истории будет счастливый конец. Во всех этих случаях, после того, как он показывает вам свой страх или вы поможете ему рассказать свою историю о том, что произошло, помогите ему интегрировать этот опыт, придав ему осмысленный конец. «Ты был в больнице, ты был так напуган и испытывал боль, но твое тело сильное, ему стало лучше! И теперь ты в безопасности дома. Ты с семьей. Прощай, больница! Какое у тебя хорошее, сильное тело. Ты в безопасности.”
Вы заставляете его застревать на плохом? Нет, вы помогаете ему обрабатывать эти чувства, чтобы он мог отпустить их, и они не останутся в его теле, и не будут управлять его поведением в сопровождении тревоги и фобий. Вы заставляете его бояться больниц? Нет, он уже боится больниц. Вы контейнируете его страх, чтобы он не переносил его на все новые места и людей за пределами больниц. Вы даете понять, что, хотя больница была страшным местом, она не была плохой и люди там не были мучителями; люди там действительно помогли его телу стать лучше.
Вашему сыну нужна «Прощай, больница», чтобы дистанцироваться от этого опыта, оставить его за собой, и тогда весь мир не станет для него страшным местом. И вы оставляете его с уверенностью, что его тело сильное, чтобы вы обеспечите ему безопасность, и что он живет в дружественной вселенной.
С вашей помощью ваш сын исцелится. Желаю вам и вашей семье всяческого благословения. Д-р Лора.

Подписаться на новые статьи:


Поделиться в соцсетях: